Рецензия на фильм "Последнее испытание" по мотивам событий на Дубровке

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Автор данной рецензии посмотрел фильм «Последнее испытание» в ноябре 2018 года на закрытой светской премьере. Тогда режиссёр Алексей Петрухин обещал прислушаться к критике собравшихся в зале журналистов и при необходимости внести в картину изменения. Дата премьеры переносилась несколько раз, и вполне вероятно, что версия фильма, добравшаяся наконец до экранов кинотеатров, значительно отличается от той, на которую написана рецензия. Увы, но автор текста не имеет никакого желания тратить деньги на билет в кинотеатр, чтобы посмотреть «Последнее испытание» ещё раз, так что в случае несовпадений заранее приносит извинения.

В 2015 году режиссёр Алексей Петрухин снял драму «Училка», в которой школьная учительница истории Алла Николаевна в исполнении Ирины Купченко взяла в заложники своих учеников в попытке вбить хоть что-то в их пустые головы, а подполковник МВД Кадышев (Андрей Мерзликин), некогда также учившийся у неё, пытался разрулить возникший кризис. Теперь же на экраны выходит фильм «Последнее испытание», который во время съёмок назывался «Училка. Испытание». В новой картине Петрухина та же Алла Николаевна с тем же классом идёт смотреть мюзикл и в свою очередь становится заложницей террористов.

Алексей Петрухин признался, что ещё в 2005 году он закончил первый набросок сценария фильма про захват террористами ДК на Дубровке, в котором шёл мюзикл «Норд-Ост», но снять его по некоторым причинам не решился. Однако пару лет назад к делу подключился глава студии «Чеченфильм» Беслан Терекбаев, и работа над фильмом всё же началась.

Картина, спродюсированная с чеченским участием, оказалась довольно беззубой. Террористы, захватившие заложников, действуют так, словно в лагерях их наставниками были вежливые люди (в буквальном смысле). Пальнув пару раз для острастки в воздух, они первым делом выпускают из ДК беременных женщин и маленьких детей, иностранных граждан и мусульман. Впрочем, здесь Алексей Петрухин не погрешил против истины: при захвате «Норд-Оста» именно эти категории людей были отпущены. Вопрос лишь в том, что, согласно воспоминаниям жертв теракта на Дубровке, в реальности террористы действовали куда более грубо и особым благородством не отличались.

В происходящее на экране окончательно перестаёшь верить, когда вышеупомянутая Алла Николаевна начинает спорить с предводителем террористов Азаматом (которого, кстати, играет сам Беслан Терекбаев) об истории русско-чеченских войн и базовых понятиях ислама. Наверное, в реальной жизни находящийся на взводе мужчина быстро бы утихомирил ударом приклада решившую читать ему лекции пожилую женщину, но Азамат — не зверь, он борец за свободу, которому не чуждо определённое благородство, так что он вступает с учительницей в дискуссию.

Беседы Азамата и Аллы Николаевны отнимают немалую часть хронометража картины, и нужны они исключительно в качестве рупора для высказывания её создателей. Учительница и террорист не говорят живым человеческим языком, они словно по очереди поднимаются на воображаемую трибуну и зачитывают выдержки из «Википедии» или абзацы из политических памфлетов. Разумеется, Алла Николаевна проговаривает вслух прописные истины вроде «джихад — это не только война с неверными, но и борьба с невежеством, искоренение бед и болезней» не для своего собеседника, которому всё это прекрасно известно, а для зрителя, которого авторы диалогов таким способом пытаются просветить и воспитать. Посыл у фильма, конечно, благой. Жаль, что реализация подкачала.

Чтобы вы не заснули в кресле кинотеатра, в фильм введена вторая линия: подполковник Кадышев, проникнувший в здание ДК, изображает из себя Джона Макклейна из «Крепкого орешка» (Die Hard) и устраняет террористов по одному, заодно пытаясь выяснить, кто они и что им надо. И вот на этом моменте создатели фильма вываливают на зрителя целый ворох откровений. ВНИМАНИЕ, дальше вас ждут спойлеры.

Оказывается, чеченцев среди террористов почти что нет: таковыми являются только Азамат да его брат Муслим (Аюб Цингиев). Остальные люди в масках — наёмники, которые приехали не бороться за независимость отдельных территорий и не мстить русским за убитых родственников, а заработать таким образом деньги. Жаль, что не уточняется национальность и мотивация смертниц в накидках «абайя», которых террористы разместили в зале, снабдив поясами со взрывчаткой — неужели они тоже наёмницы?

Конечно, можно вспомнить размещённый в интернете ныне покойной журналисткой Анной Политковской список опознанных террористов, принимавших участие в ДК на Дубровке, который почти целиком состоял из фамилий типа «Саламов» или «Эльмурзаев», но мы этого делать не будем. Нам ведь ясно дали понять, что этот фильм не про «Норд-Ост», так что попытка привязать один из самых масштабных терактов в истории России к событиям фильма может быть классифицирована как разжигание межнациональной розни.

Кстати, именно в разжигании межнациональной розни и состоит задача главы наёмников, которого играет Себастьян Сисак. Повинуясь приказам голоса в телефонной трубке, вещающего на хорошем английском, герой Сисака коварно манипулирует Азаматом, не давая ему вступить в переговоры с представителями властей. Цель злодея понятна: довести дело до кровопролития и рассорить чеченцев и русских на радость внешним врагам.

Таким образом, переговоры между террористами и стоящими в оцеплении представителями МВД, ФСБ и ФСО сведутся к одному краткому визиту парламентёра (Олег Тактаров). Алексей Петрухин не стал показывать имевшие место в реальности попытки политиков, звёзд эстрады и представителей интеллигенции наладить контакт с засевшими в ДК вооружёнными людьми, это ведь не «Норд-Ост», это другая история, и в ней не было героизма Иосифа Кобзона, Леонида Рошаля и Анны Политковской, которые несли воду и лекарства для людей в здании и выводили заложников. Печально, что, по словам режиссёра, сцены, раскрывающие происходящие вокруг ДК события, изначально были в сценарии. Некоторая их часть даже была отснята, но в показанный журналистам монтаж они не пошли. Конечно, экранное время не резиновое, и куда важнее показать, как Мерзликин играет в Рэмбо.

Уже в середине фильма становится понятно, что у террористов нет никаких шансов против героического подполковника, ведь по какой-то причине Азамату достались подслеповатые и слабослышащие наёмники. Они не замечают пропажи своих людей, не слышат разносящихся по всему дворцу культуры звуков выстрелов и не охраняют важные локации. Понятное дело, что для победы над такими инвалидами нет необходимости закачивать в вентиляцию газ — достаточно просто пойти на штурм. На самом деле даже штурм был необязателен: Кадышев-Мерзликин справился бы сам, ведь всех террористов в концертном зале он перебил в одиночку, до прибытия основных сил. Последний злодей от осознания собственной никчёмности застрелился сам — и это, к сожалению, не шутка.

Наверное, надо порадоваться, что во вселенной фильма «Последнее испытание» ситуацию с захватом заложников удалось разрешить малой кровью (от действий террористов пострадало порядка трёх человек, и никто из гражданских не погиб при штурме). Только вот, глядя на такой сахарный хэппи-энд, горько вспоминать про 130 жертв «Норд-Оста».

Но что это мы в самом деле, «Последнее испытание» ведь не документальная хроника, а художественный фильм «по мотивам реальных событий», и оценивать его надо по соответствующим критериям. Но и в таком качестве эта картина не работает.

Петрухин, который выступил в качестве режиссёра и автора сценария, решил сделать свой фильм не только высказыванием на тему терроризма, но и сиквелом «Училки», и это было очень спорное решение.

Пришив к фабуле «Норд-Оста» балласт в виде унаследованных от «Училки» персонажей, режиссёр тратит непозволительно много экранного времени на то, чтобы рассказать зрителю о второстепенных героях, истории которых ничего не добавляют фильму. И в то же время эти персонажи раскрываются недостаточно для того, чтобы человек, не знакомый с ними по первой «Училке», начал переживать за то, как сложатся их судьбы.

Однако главная проблема картины в том, что Петрухин, кажется, так и не смог решить, какой фильм он хочет получить в итоге. Эпизоды драк и перестрелок с участием Кадышева чередуются со словесными баталиями между Аллой Николаевной и Азаматом, и эти две параллельно идущие линии ломают динамику друг друга. Диалоги не дополняют экшен, не иллюстрируют его, эти истории никак не рифмуются и находят соприкосновение только в финале.

Вместо того, чтобы придерживаться первоначального плана и снять российский аналог «Крепкого орешка» с Мерзликиным вместо Уиллиса, или создать полноценный сиквел «Училки», которая собрала немало наград и нашла своего зрителя, Алексей Петрухин попытался усидеть на двух стульях с закономерно печальным итогом.

Видимо, недаром за 18 лет, прошедших со дня захвата «Норд-Оста», ни один режиссёр не взялся за фильм о тех событиях: слишком сложная тема, слишком много деталей нужно учесть, слишком много сторон, которым нужно угодить. И слишком свежа ещё боль.