Грехи Джона Уэйна. Почему Америка стыдится своего великого актёра?

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Звезда вестернов Мэрион Роберт Моррисон, более известный как Джон Уэйн, стал легендой при жизни. Для тех, кто не в курсе: этот мощный мужик по крутости был равен Клинту Иствуду и Арнольду Шварценеггеру вместе взятым и лишь на полмиллиметра не дотягивал до уровня Чака Норриса. Редкий фильм про ковбоев и индейцев обходился без его участия, а вестерн «Дилижанс» (Stagecoach) даже добрался до советских экранов (в СССР его показывали под названием «Путешествие будет опасным»).


Война и коммуняки

Джон Уэйн снимался в фильмах о Второй мировой войне ещё до того, как Америка в неё вступила, но когда он, как подобает патриоту своей страны, решил записаться в армию, его признали негодным к несению службы из-за порванного при игре в футбол сухожилия. Мучимый стыдом за то, что он сидит дома в тепле и безопасности, пока молодые ребята рискуют жизнью, он пытался стать в глазах общественности святее Папы Римского и патриотичнее Дяди Сэма: бил себя пяткой в грудь и громче всех кричал, что свою страну надо любить, даже если она не права.


Джон ненавидел коммунистов и не упускал случая поведать об этом и напомнить, что каждый житель США должен быть бдителен и бороться с «красной угрозой». Существует легенда, согласно которой Иосиф Сталин любил фильмы с Уэйном, но считал самого актёра опасным, а потому отдал приказ об устранении легендарного ковбоя, который отменил только Никита Хрущёв после смерти вождя народов. Некоторые конспирологи даже верят, что рак желудка, от которого умер Джон Уэйн, вызван радиоактивными изотопами, подброшенными коварными агентами КГБ, а не тем фактом, что актёр выпивал по бутылке виски в день.


Многие белые американцы считали Джона Уэйна эталоном мужественности и воплощением того непокорного духа, который позволил первым поселенцам сделать страну великой. Но уже в конце шестидесятых ультрапатриотизм Уэйна стал подвергаться критике, ведь он выступил режиссёром и исполнителем главной роли в фильме «Зелёные береты» (The Green Berets) — снятой при поддержке Пентагона агитке, которая оправдывала и даже прославляла войну во Вьетнаме.


Расист, шовинист и гомофоб

Гром грянул в 1971 году, когда Джон Уэйн дал скандальное интервью журналу Playboy. Хорошо, что «Оскар» и «Золотой глобус» он получил за год до этого, ведь, хотя в те годы киноакадемия не так сильно пресмыкалась перед афроамериканцами, после таких откровений старому ковбою ничего не светило бы.


— Я верю в превосходство белой расы, до тех пор, пока чёрные не будут достаточно образованы, чтобы стать ответственными, — говорил актёр. — Я не верю в то, что власть и должности, подразумевающие принятие важных решений, можно доверить безответственным людям. Мы не можем ни с того ни с сего встать на колени и отдать бразды правления чёрным.

На его счастье, легендарный артист умер в 1979 году — за 30 лет до первого президентского срока Барака Обамы.


— Я не стыжусь того, что пять или десять поколений назад эти люди были рабами. Я не смотрю на рабство сквозь пальцы, я воспринимаю его как свершившийся факт, — объяснял свою позицию Джон Уэйн, сравнивая давно минувшую страницу истории своей страны с детской болезнью. И правда, нельзя же до конца жизни стыдиться того, что в три годика ты писался в штанишки?

Досталось от Джона Уэйна на орехи и индейцам (простите, коренным американцам), которых его герои на экране истребляли целыми толпами.

— Я не думаю, что мы поступили неправильно, отняв у них эту великую страну. Это был просто вопрос выживания, — говорил Уэйн. — Огромному количеству людей нужны были новые земли, которые индейцы эгоистично удерживали.


Кроме того, актёр грубо раскритиковал фильм «Полуночный ковбой» (Midnight Cowboy) — получившего три «Оскара» предка «Горбатой горы» (Brokeback Mountain), который входит в Национальный реестр фильмов США, поскольку обладает «культурным, историческим или эстетическим значением». Уэйн, который, должно быть, не слишком хорошо разбирался в ковбоях, несмотря на то, что играл их по три штуки в год, посчитал эту драму «извращенческой» и назвал её «историей двух п****ов».


Несмотря на столь радикальные высказывания, в 2007 году в США столетие со дня рождения Джона Уэйна праздновалось с тем же размахом, с которым в России отмечали двухсотлетний юбилей Пушкина. В том же году Шварценеггер включил Уэйна в калифорнийский Зал славы, подчеркнув его статус национального достояния.

Однако после того, как в марте 2019 года в твиттере вновь всплыли цитаты из злополучного интервью, по американскому сегменту интернета пронеслась волна негодования и даже зазвучали призывы переименовать калифорнийский аэропорт имени Джона Уэйна. Сын легендарного актёра Итан выступил с речью в его защиту и заявил, что его отец судил людей не по цвету кожи или ориентации, а по тому, насколько хорошо они делают свою работу. Вот только поможет ли это защитить наследие иконы Голливуда от подобных нападок в дальнейшем? С каждым днём уверенности всё меньше.