Арааабская ночь. Может ли "Аладдин" Гая Ричи сравниться с мультиком?

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Наверное, каждый наш читатель, детство которого пришлось на девяностые годы прошлого века, встрепенётся, едва заслышав первые строки песни про арабскую ночь и волшебный Восток. Обозреватель «Я люблю кино», в детстве обожавший мультсериал про Аладдина, расскажет про плюсы и минусы нового диснеевского фильма.

Плюс: Джинн

После появления первых кадров с Уиллом Смитом в образе джинна в интернете поднялась неслабая буча, ведь он не был синим. Многие поклонники «Аладдина» (Aladdin) опасались, что в фильме популярный темнокожий актёр и певец будет большую часть времени демонстрировать свой естественный цвет кожи. Спешим утешить: синего джинна в картине Гая Ричи предостаточно и он чертовски харизматичен.

При этом, если в классическом мультфильме Джинн рисовался с блистательного клоуна Робина Уильямса, то в новой интерпретации в исполнении Смита он демонстрирует совсем иной набор ужимок, однако всё равно остаётся ходячим праздником, способным привнести в любую ситуацию уйму веселья. Странно только, что на просвещённом Западе ещё никто не возмутился тем, что актёр-афроамериканец играет раба лампы и ходит в магических кандалах.

Минус: не фильм Гая Ричи

Гай Ричи — режиссёр, который собаку съел на фильмах про дерзких парнишек, обитавших на дне общества, но неожиданно пришедших к успеху. Он даже историю короля Артура превратил в картину про гопника из лондонских трущоб! Казалось бы, воришка с улиц выдуманной Аграбы идеально подходит под описание типичного героя Гая. Увы, но точно так же как новый «Дамбо» (Dumbo) не был фильмом Тима Бёртона, «Аладдин» не выглядит фильмом Ричи.

В нём нет пулемётных диалогов, которыми так славятся фильмы британца, нет рубленого монтажа, ставшего одной из визитных карточек этого режиссёра, а из единственной сцены с паркуром и вовсе сделали музыкальный номер. При этом некоторые фрагменты нового «Аладдина» едва ли не покадрово копируют мультфильм 1992 года — такое мог бы снять и вчерашний выпускник киношколы. Зачем сажать в кресло Гая Ричи, если от его фирменного стиля в картине остались лишь пара сцен общей продолжительностью едва ли в минуту?

Плюс: это фильм Disney

То, что «Аладдин» во многом копирует мультфильм, на котором основан, как ни странно, является и плюсом — мультфильм-то был отличный! В новом «Аладдине» очень сильно чувствуется диснеевский дух старой школы. Этот фильм ближе не к «Излому времени» (A Wrinkle in Time) или новым «Звёздным войнам» (Star Wars), а к старым добрым мультикам, которые в детстве буквально приковывали нас к экранам. В отличие от красивой, но пустой картины «Красавица и Чудовище» (Beauty and the Beast), «Аладдин» получился живым и тёплым.

Особенно хорошо удались музыкальные номера, каждый из которых срежессирован как дорогой клип,на котором было бы не стыдно появиться Мадонне. И если в «Али Абабуа» джинн, дабы не нарушать маскировку, трюкачит не так лихо, как он это делал в мультфильме, то в «Я твой самый лучший друг» он отрывается на всю катушку.

Минус: Джафар

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что Джафар был одним из самых крутых диснеевских злодеев, побороться с которым за пальму первенства мог разве что Шрам из «Короля Льва» (Lion King). Из-за этого особенно прискорбно констатировать, что унылый Джафар в исполнении Марвана Кензари стал самым слабым звеном нового «Аладдина». Глядя на него, сложно поверить, что этот человек обладает макиавеллиевским коварством и способен уговорить змею выползти из собственной шкуры.

Возможно, создатели фильма хотели, чтобы визиря играл горячий восточный красавец, однако как мужчина Марван проигрывает не только Сулейману из «Великолепного века» (Muhtesem Yüzyil), но даже его бледной копии из «Султана моего сердца».

Плюс: персонажи второго плана

Если вы переживали за Абу и Яго, можете расслабиться: эти двое реализованы так хорошо, что порой перетягивают на себя внимание, затмевая центральных персонажей. Конечно, рожи, которые корчит обезьянка, выглядят не так забавно, как в мультфильме, зато каждая реплика попугая неизменно вызывает смех, а ближе к концу картины Яго и вовсе получает сцену, которая становится его бенефисом.

Не хуже зверят отжигает и ковёр-самолёт, который явно намерен отнять у плаща Доктора Стрейнджа (Бенедикт Камбербетч) звание самого полезного магического аксессуара из ткани.

Минус: Жасмин

Легко было догадаться, что студия Disney, вечно старающаяся угодить борцам за социальную справедливость, не позволит принцессе Жасмин ходить с голым пупком и в полупрозрачных шароварах: это ведь сексуальная объективация! Спасибо хоть, что на эту роль назначили Наоми Скотт — юную звёздочку Disney Channel, которая и собой хороша, и при этом неплохо может играть.

Проблема в том, что, следуя модным тенденциям, героиня получила инъекцию феминизма внутримышечно и отдельный музыкальный номер, в котором она поёт о том, какой сильной и независимой стала. Жасмин и так была самой крутой диснеевской принцессой: отважной, изобретательной, волевой девушкой, которой подчинялся даже здоровенный тигр. Она меньше всех нуждалась в том, чтобы сценарист неуклюже пытался сделать её ещё круче, превращая бедолагу в новую Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк).

Вывод

Новый «Аладдин» — это яркий и шумный карнавал, который оживит в памяти множество классных песен из старого мультфильма и заставит вас не раз посмеяться. Но живым актёрам всё же очень сложно соревноваться в обаятельности с нарисованными героями.