Эксклюзив. Роман Курцын о толстушках, Украине и раздетой Полине Максимовой

Facebook
ВКонтакте
share_fav

- Поговорим о фильме «Семь ужинов», где вы с Полиной Максимовой играете главные роли. Ваш герой — психолог (или даже психиатр). Как вы относитесь к этой профессии? Случалось ли вам обращаться к ним за помощью?

- Психологи — это те же самые врачи, которые помогают людям разобраться в нервной системе, в каких-то проблемах, которые они сами не могут решить. Ведь наша нервная система — это тоже орган, к которым нужно разбираться, которому нужно помогать. Обращаться к психологам, или психиатрам (не знаю, на самом деле, в чём разница — наверное, есть какие-то нюансы) мне, к сожалению или к счастью, не приходилось.

«Любой мужчина, увидев голую Полину Максимову, не может реагировать с "холодным носом"»

- Один из ужинов вы с героиней Полины Максимовой проводите обнажёнными. Расскажите о том, как снимался этот эпизод. Вы чувствовали дискомфорт?

- Мне кажется, любой мужчина, увидев голую Полину Максимову, не может реагировать с «холодным носом» (смеётся). Она, безусловно, уверенная в себе, красивая девушка, и мне было сложновато.

Мы очень долго ждали этого ужина, ведь он кульминационный, один из самых главных, и мы всё думали, как же его будем снимать. Спросили у [режиссёра] Кирилла [Плетнёва], а он: да раздевайтесь и идите в кадр, вам ничего не нужно будет играть, потому что всё произойдёт само собой, вам нутро подскажет правильные реакции.

Так и было: застенчивость, смущение друг перед другом, это всё работало, ведь мы были абсолютно голые. Мне кажется, в кино это видно и понятно и от этого возникают умиление и юмор.

- То есть, вы ничего особого не делали, чтобы как-то помочь друг другу преодолеть дискомфорт?

- Единственное, что я мог делать, это отвешивать комплименты Максимовой (смеется). Дискомфорт нам помогла преодолеть съёмочная группа, потому что никого, кроме оператора и режиссёра, в павильоне в это время не было, они ушли к плейбэку, и мы могли расслабиться и заниматься этой сценой. Не было множества взглядов, которые смотрели бы на нас — они наблюдали за всем через монитор.

«Толстушки могут быть безумно сексуальными»

- В сериале «Фитнес» вы снимаетесь с Софьей Зайкой. Ко второму сезону она сбросила 20 кг, а в СМИ появились сообщения, что вы просили её вернуться к прошлому весу и говорили, что «толстушки» вам интересней, чем «фитоняши». Почему так?

- Главное — гармония тела и духа. Дело не в том, кто ты — «толстушка» или «фитоняша». Каждый человек должен органично себя чувствовать и гармония очень важна.

Я много раз говорил о том, что толстушки могут быть безумно сексуальными и обаятельными. И точно так же спортивные девушки с идеальной фигурой могут быть менее привлекательны.

Есть девушки с идеальным телом, но с больным ощущением себя в этом мире, они начинают себя гнобить, и это очень плохо. А есть толстушки, которые не стесняются быть самыми офигенными (смеется). Каждый человек должен работать над собой и духовно, и физически — это абсолютно связанные вещи.

Весь кайф в том, что ты радуешься каждому моменту своей жизни. Если ты хочешь что-то менять — делай это, но не надо себя внутренне унижать и ставить себе какие-то блоки на жизнь. Это, как мне кажется, самая главная ошибка у женщин.

И я не уговаривал Соню вернуться к прежнему весу, потому что её тело — это её работа, изменение её тела для того замечательного сериала, в котором мы снимаемся, прописано в сценарии. Она безусловно кайфует от этого, как и я.

Если сейчас напишут третий сезон, в котором мне потребуется поправиться на 30 килограмм, и я буду понимать, что это нужно для сериала, то я с удовольствием это сделаю и буду получать от этого удовольствие. Я знаю большое количество женщин, которые обожают мужчин с животиками, и знаю женщин, которым не нравятся мужчины с прессом и бицепсами. Нельзя сказать, что есть какой-то стереотипный идеал. Идеальных людей не бывает, мы сами придумываем себе это, на самом деле мы можем быть идеальны в любом теле, если сохраняем гармонию.

«Голливуд - высшая степень развития киноиндустрии»

- К слову об изменениях. Вы упоминали, что учились в отстающем классе, до девятого класса читали едва ли не по слогам, а теперь за пару недель способны овладеть новым навыком: научиться играть на барабанах или кататься на коньках. Как вам это удаётся?

- Всё зависит от мотивации в жизни. Самый главный вопрос: для чего ты это делаешь? Моя мама, очень мудрая и грамотная женщина, сказала мне, что мне не поступить в театральный, если я не закончу одиннадцать классов и если у меня будет хотя бы одна тройка. И я сразу влюбился в учёбу (смеётся), потому что я понимал, что она нужна мне, чтобы дальше идти в своей профессии, быть хорошим артистом.

- Вы неоднократно говорили, что нацелены на «Оскар». С мотивацией у вас всё в порядке, однако культурист Александр Невский в Голливуде, а вы пока нет. Что вас останавливает?

- Странное сомнение (смеется). Сами же говорите, он — культурист, ставший артистом, а я — актёр, овладевающий разными навыками, чтобы разнообразить свою роль, чтобы сделать своих персонажей более насыщенными и яркими. Если ты играешь космонавта, ты должен как минимум очутиться в невесомости, чтобы понять, каково это, и провисеть там много часов вниз головой.

Зачем вообще кого-то сравнивать? У каждого свой путь, своя мотивация, и, что самое главное, своё время. Надо уметь ждать, быть готовым к тому, что каждому даётся шанс. Моя главная преграда в данный момент - это языковой барьер. Почему я не могу его преодолеть? Может быть, из-за лени, но скорее всего я ещё внутренне не готов оказаться в Голливуде. Мне ещё нужно сделать немножко в этой стране, встать на ноги, и дальше уже будет следующая ступень.

У каждого есть ступени, ведущие к высшей цели. Конечно, каждый актёр мечтает там оказаться. Это высшая степень развития киноиндустрии, на кинопроизводство Голливуда равняется весь мир.

«Я боюсь высоты и замкнутого пространства»

- У вас репутация человека, который привык пробивать стены лбом на пути к цели. Бывали случаи, когда вы по 5-6 раз ходили на кастинг одного и того же проекта, настаивая на своей кандидатуре. А случалось так, чтобы вы опускали руки и сдавались?

- Случалось, что я понимал, что мне это не нужно, терял интерес, цель перекрывало что-то другое, более важное. Или просто пропадал интерес, я становился человеком с «холодным носом». А вообще мне кажется, мужчина не имеет права опускать руки, ведь он же мужчина.

- Вы сами выполняете все свои трюки. Есть ли трюк, от выполнения которого вы отказались бы?

- Я бы отказался от трюка, который не смог грамотно подготовить, в котором не был бы уверен. Я иду на выполнение всех трюков, когда знаю всю техническую часть. Особенно это касается трюков, связанных с опасностью для жизни, с большой травматичностью.

У меня всегда идёт какое-то преодоление. Я боюсь высоты и мне приходится преодолевать страх высоты. Я и другого боюсь, например, замкнутого пространства — не до панических атак, но всё равно. И мне нравится вот так преодолевать себя. Я начинаю читать сценарий, вижу в нём что-то связанное с высотой и думаю: «О, есть возможность проверить себя!», хоть у меня и будет «очко жим-жим».

- Говоря об опасности, во время съёмок фильма «Крым» у вас была настоящая драка с вашим другом Павлом Крайновым, он вас даже придушил так, что вы сознание потеряли. А если бы вы с ним дрались по-настоящему, кто победил бы?

- (смеётся) Вы видели Пашу Крайнова? Вступать в драку с ним — всё равно, что столкнуться с «Камазом» на пешеходном переходе. Я думаю, что победила бы дружба.

«Я очень люблю Украину, а меня туда не пускают»

- Возникали ли у вас после «Крыма» проблемы с хейтерами? И доводилось ли вам посещать Крым?

- Негативная реакция у хейтеров была абсолютно предсказуема. Когда мы заходили в проект, Алексей Пиманов нас предупредил: ребята, этого не избежать. И гнать негатив будут в основном люди, которые не смотрели кино, они за счёт этого живут.

Простые зрители, которые смотрели это кино, понимают, ради чего оно сделано: чтобы родственники с Украины позвонили близким в Россию и начали обратно общаться. Родственные связи должны существовать вне политики, и фильм был о любви, не о политике. Реакция простых людей на фильм очень хорошая, я ежедневно встречаю людей, которые меня благодарят за эту картину больше, чем за все остальные, где я снимался.

Никаких проблем у меня не было, я ежегодно езжу в Крым отдыхать и очень люблю этот полуостров. Самое страшное в этой истории то, что я очень люблю Украину и там часто бывал, а сейчас, к моему глубочайшему сожалению, меня туда не пускают из-за фильма, который антиполитичен. Очень надеюсь, что скоро всё поменяется.

«Хочу снять так, как это было по-настоящему»

- Вы и сами написали два сценария для фильмов…

- Уже не два. То есть, два уже готовы и ещё два я пишу параллельно. Но я не сценарист, у меня нет такого образования, я не знаю законов, это другая профессия. То есть это не полные сценарии, скорее концепции, разработки проектов, идеи фильмов. Но над этими идеями сейчас, в данный момент, работают сценаристы.

- Одна из ваших идей — почти артхаус про двух людей, которые находятся в замкнутом пространстве, голодают и страдают без воды (по замыслу Романа актёры, задействованные в проекте, должны будут на самом деле претерпевать трудности и лишения, в том числе прожить порядка 20 дней без еды — прим. «Я люблю кино»). Как вам пришло такое в голову и что вы хотите этим сказать?

- Это реальная история из жизни, и я хочу снять это так, как это было по-настоящему.

- А ещё вы упоминали, что у вас был друг, погибший при выполнении «военного задания»…

- Это как раз та самая история. Я, к сожалению, не могу сейчас сказать больше, потому что мы запускаем этот проект, а идеи летают в воздухе. А в мире кризис идей (смеется).

«Озвучка - это как ездить на машине без одного колеса»

- Недавно вы первый раз попробовали себя в качестве актёра озвучки, дав голос синему мишке в мультфильме «Волшебный парк Джун» / Wonder Park. Это было сложнее, чем играть в кино? Что вы для себя вынесли из этого опыта?

- Не могу сказать, сложнее это или нет. Там другие условия игры, и после работы над мультиком у меня было полное ощущение, что я сыграл этого медведя. У актёра есть три основные рычага воздействия на зрителя: его тело, его душа (внутреннее состояние, эмоции, которые он испытывает) и его голос. Если убрать один из них, становится сложнее передать историю. Это как ездить на машине без одного колеса — реально, но сложно. При озвучке ты должен абсолютно точно передать характер, «сделать» персонажа одним только голосом, и мне кажется, что у меня получилось.

Когда вышел трейлер, многие не узнали меня, потому что я пытался максимально переделать свой голос, например, говорить «на низах». У моего персонажа бывают панические атаки, он боится птиц и высоты, и в эти моменты начинает говорить фальцетом. То есть у медведя амплитуда от низкого, шершавого, пухлявого голоса до абсолютной истерички, которая не может контролировать свои эмоции. А ещё у него болезнь такая прикольная: он засыпает на ходу. Вот он разговаривает, разговаривает и вдруг отрубается и может захрапеть. Это дико смешно (смеется).

- Пожелаете что-нибудь нашим читателям в честь 23 февраля?

- Пожелаю мужчинам всегда оставаться мужчинами, это очень важно при любых условиях. И особенно это важно для главы семейства, для отца, ведь дети следят за папой и берут с него пример. Бесполезно воспитывать детей, они всё равно будут похожими на тебя.

Желаю мужчинам мирного неба над головой, ведь это День защитника Отечества, так пусть наше Отечество всегда будет в безопасности. Желаю, чтобы мужчинам не приходилось покидать свои семьи и отправляться защищать свою Родину.

Беседовал Леонид Кискаркин