Лия Ахеджакова пожаловалась на "вирус советизма" и "квасных патриотов"

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Любители советского кино помнят Лию Ахеджакову по фильмам «Гараж» и «Служебный роман», театралы любят её за роли в спектаклях «Мой внук Вениамин» и «Квартира Коломбины», но в последнее время фамилия талантливой актрисы всё чаще звучит в медиа в связи с её очередным резким высказыванием, направленным против действий нынешней власти. В конце декабря минувшего года Лия Меджидовна дала развёрнутое интервью порталу «МБХ медиа», где рассказала о том, как надеется «заглушить мракобесие».

Актриса призналась, что «заразилась» политизированностью от ныне покойного Эльдара Рязанова, в окружении которого было много людей, нетерпимых к проявлениям т.н. «советизма», «вирус» которого и по сей день остаётся силён.

— Сегодня много советизма. Вот это вот стукачество. Вот эти доносы. То, что произошло сейчас с Сокуровым, когда один из директоров его Фонда написал на него донос, — посетовала Лия Меджидовна. — Доносы пишут охотно. Эта совковая традиция, которая тянется оттуда, из истории. «Слово и дело», — говорили бояре, которые стучали. Это вообще традиция в России: стучать, закладывать людей. [...] Еще есть этот «стокгольмский синдром», когда любят тех, кто тебя мучает.


Кроме того, Ахеджакова резко негативно высказалась в адрес министра культуры России Владимира Мединского, с лёгкой руки которого в театральной среде происходят неприемлемые для неё перемены.

— Что он произвел с МХАТом, как он этот женский МХАТ преобразовал за счет людей, которые воевали в Донбассе! — сокрушается артистка. — Теперь [театр], я думаю, будет пользоваться успехом у этих квасных патриотов.


Лия Меджидовна заметила, что среди её коллег и знакомых немало людей, не остающихся в стороне и не боящихся высказаться в поддержку дела, которое они считают правым. «Юлия Ауг, Лёша Серебренников (sic! — прим. «Я люблю кино»), Миша Ефремов, Макаревич, Шевчук», — перечислила актриса своих союзников, после чего пожаловалась, что молодые артисты, которых она пытается привлечь к политическим акциям, находят отговорки, чтобы не принимать в них участие. Ими руководит страх, считает Ахеджакова, и надеется только на «ребятишек, которые помогают Навальному и ходят на митинги».

Кроме того, Лия Меджидовна объяснила, почему для неё важно заниматься подобной деятельностью.

— Когда парня захреначили ни за что ни про что на 20 лет за Полярный круг… Или эти украинские моряки. Я-то понимаю всю несправедливость того, что произошло, но помочь ничем не могу, — пожаловалась Ахеджакова — Я понимаю, что мой голос ничего не значит, он такой тихий и такой незаметный. И голоса тех, кого я боготворю, кому я доверяю, которые как бы духовные авторитеты, и никто и их не слушает. А слушает каких-то, я даже не знаю, как их охарактеризовать. Кто это такие? Необразованные, неумные, продажные. Мы же помним, что было 20 лет назад — и туда, и сюда. Мы же помним, но их это не смущает.

Легендарная актриса признала, что настроена весьма пессимистично, но вместе с тем под конец интервью позволила себе толику оптимизма.

— Когда ты отвлекаешься от своей профессии и оказываешься между «Новой газетой», «Эхо Москвы» и вот этой пропагандой из телевизора, а я его иногда смотрю, как не стать пессимистом? А от телевидения так разит ложью и фальсификацией, и это так стыдно… — с грустью заметила Лия Ахеджакова. — Мне хочется надеяться, что прошло время, когда «в бой идут одни старики». А сейчас «в бой пойдут молодые». Хочется на это надеяться, потому что я много знаю молодых, не трусливых, не связанных какой-то памятью и традицией людей, умеющих думать, говорить, знающих языки. Они уже люди мира. И хочется, чтобы они подхватили то, что сейчас опустилось ниже плинтуса, то, что исчезает с теми, кто ушёл. И чтобы в стране звучало не только холуйство и мракобесие, а все-таки был слышен голос интеллектуалов и мыслителей. Чтобы он был сильнее и звучал. Хочется заглушить мракобесие.

В 2018 году Лию Ахеджакову можно было увидеть в небольшой роли в фильме опального режиссёра Кирилла Серебренникова «Лето».