“У терроризма нет национальности”. В Москве показали фильм по “Норд-Осту”

Facebook
ВКонтакте
share_fav

В конце ноября на экраны страны выходит драма «Последнее испытание», по сюжету которой зрители, пришедшие посмотреть мюзикл, оказываются в заложниках у террористов. И хотя в картине Алексея Петрухина бородачи с автоматами захватили ДК «Мир», в котором шёл спектакль «Ромео и Джульетта», режиссёр не скрывает, что его творение основано на трагической истории «Норд-Оста». Шрамы, оставленные событиями тех дней, не спешат заживать, так что Петрухин решил за три недели до премьеры картины собрать пресс-конференцию и объяснить, что хотел сказать своим фильмом.

— Нужно показывать суть этих конфликтов, их подоплёку, показать, что у терроризма нет национальности. Это просто бандитизм, к которому кому-то нужно было приклеить ярлык национальности, — пишет Петрухин в пресс-релизе «Последнего испытания». — Тема сложная, конечно, потому что затрагивает и конфликт религий. Хотя он тоже во многом надуманный.

Это высказывание задаёт тон всей пресс-конференции, на которой помимо режиссёра и звёзд российского кино присутствовали также глава «Чеченфильма» и сопродюсер картины Беслан Терекбаев и пережившая «Норд-Ост» актриса Наталья Старцева, снявшаяся в массовке в «Последнем испытании».

— Если снимаешь по реальным событиям, надо знать достоверно, как всё было, а этого никто не знает: ни вы, ни я, — сказал Алексей, объясняя, почему не стал переносить на экран историю захвата «Норд-Оста», а снял нечто по её мотивам. — Я не только об этом событии хотел рассказать. Мы умышленно хотели от него отойти. Фильм о «Норд-Осте» нельзя сделать точно, нельзя сделать правильно. Это будет субъективно, а тогда это уже будет неправда. А у нас больше метафоричности добавлено.

Тем не менее, от ассоциаций с крупнейшим терактом в российской истории не смогли уйти ни первые зрители картины, ни сыгравшие в ней актёры.

— Существует большая мифология. Русский народ от неё страдает, пережив девяностые, пережив войну. Появилась мифология и вокруг чеченского народа, и сейчас идут поиски новой общности, точек соприкосновения. Ответов на вопрос «Как жить дальше?» ни у кого нет, нет какой-то лидирующей нации, которая скажет: «Вот, ме сейчас встанем и скажем, как и что». Наоборот, находятся силы, необязательно внешние — может быть, и внутренние, которые диктуют нам пути разобщения, — посетовал исполнитель главной мужской роли Андрей Мерзликин. — Мы в принципе избегали аналогии, просто её нельзя избежать: нет какого-то второго похожего события. «Норд-Ост» подходит, потому что он эпический, это грандиозная по масштабу беда. Захватили не лифт, не подъезд, а целый концертный зал, где и дети. Это же символ!

— Русский народ почему-то всегда находится во внутренней боли, — вторит коллеге Иван Кокорин, сыгравший в «Последнем испытании» заложника. — То война 1812-го года, то Великая отечественная война, то какие-то другие катаклизмы. А в этой истории мы говорим о мире: мире в душе, мире в семье. О взаимоотношениях и силе духа.

С речью о мире выступил и Беслан Терекбаев, которому в фильме досталась роль чеченского террориста.

— Мы все прошли через эти круги прижизненного ада, все народы, и больше всех досталось, конечно же, русским и чеченцам. Эти кровавые войны устроили наши враги, внутренние и внешние, с одной целью: развалить наше большое, красивое государство, в котором народы всегда жили дружно, мирно, и никому ничего не мешало. Определённые силы пытаются нас разрушит. Мы, и чеченцы, и русские, стали жертвами этих политических игр, — заявил глава студии «Чеченфильм». — В фильме Алексей [Петрухин] поднимает вопрос о природе терроризма. Почему наших молодых людей могут принудить ступить на этот путь зла? Ведётся огромная психологическая работа, и в фильме это всё показывается. Это фильм не про «Норд-Ост», но есть какая-то аналогия, и через этот фильм молодёжь, живущая в России, поймёт, что не всё так, как нам говорят по телевизору, не так, как нам пытаются навязать со стороны. Не мы начинали это, но нам это заканчивать и мы это закончили, и дай Бог, чтобы никогда в нашей стране не проливались слёзы ни чеченских, ни русских матерей. Хватит нам слёз, хватит нам боли. Больше мы никогда никому не позволим стравливать братские народы: русских, чеченцев, другие народы. Этот фильм — одна из важных вещей в копилку нашего мирного сосуществования на веки веков. Этот фильм останется в истории, как первый фильм, который на грани правды всё раскрывает.

Одной из последних слово взяла актриса Наталья Старцева, пережившая события «Норд-Оста» в качестве заложницы, а затем сыгравшая роль заложницы в «Последнем испытании».

— Это не «Норд-Ост», это просто маленький случай. Для меня это была игра, потому что меня так настроил мой психолог, чтобы я могла ещё раз пережить это и уйти от того страха, который у меня присутствовал, — поделилась болезненным опытом женщина. — Все эти пятнадцать лет я боялась видеть таких ребят, как Беслан, боялась смотреть им в глаза. Да, многие погибли, но я живу, и я стараюсь до всех донести: это не они, это не чеченцы, не таджики, не узбеки, не армяне и не грузины. Просто есть люди, которые зарабатывают на этом деньги, и наши жизни для них ничего не стоят.

Увидеть фильм о террористах без национальности, захвативших ДК, расположенный не на Дубровке, можно будет начиная с 29 ноября. Обозреватель «Я люблю кино» уже посмотрел эту картину и в ближайшее время порадует вас рецензией.

Обновлено: за три дня до премьеры выход фильма «Последнее испытание» был перенесён на 7 февраля 2019 года.